Дуэль / Лотерея казанова

Лотерея Казанова

История моей жизни

ЗАМЕЧАНИЯ, отличный соблазнитель:

ЛИТЕРАТУРА И ЖИЗНЬ

Известный венецианский авантюрист, "гражданин мира", как он сам подтвердил, Джакомо Джироламо Казанова (1725 - 1798), чье назначение стало словом "дом", был не только одним из людей своей эпохи, но и его символическое и его отражение. Своих современников и потомков, своих читателей он ставан как человек поистине неоднозначный, энциклопедически образованный поэт, писатель, драматург, переводчик, лингвист, химик, арифметик, историк, финансист, юрист, дипломат, музыкант. И игрок, распутник, дуэлянт, секретный агент, розенкрейцер-алхимик, взломал философскую загадку, которая была способна делать золото, лечить, предсказывать будущее и консультироваться с духами стихий. Но - действительно ли это легенда, в которой он работал на себя?

Монографии Казановы Бывальщины, расположенной в начале XIX в. Века, когда романтическая литература постоянно ссылается на легенду о Дон Жуане. Бесконечный взгляд на соблазнителя встречается у Байрона и Пушкина, Гофмана и Мериме, Хайберга и Мюссета и Дюма Ленау. Именно в этой традиции и бывальщины принимают Казанову записки, многие годы в том числе неприличные. Им было запрещено печатать, скрытые от читателей.

Для аналогичной интерпретации Бывальщины, чисто биографического основания - Казанова очень интересовался своим собственным литературным предшественником, который помог другу авантюриста Да Понте Моцарта написать либретто оперы «Дон Жуан» (1787). Но «Список дона Хуана» Казановы может захватить воображение только очень образцового семьянина: 122 я дам более 30. Естественно, подобные списки у Стендаля и Пушкина короче и в знаменитых романах тех лет, которые прилипли к цели » «эротика» (например, интересный «Фобласу» Луве де ИУВР 1787 - 1790), героиня поменьше [1], но это много - три любовных романа в год?

Личность Казана была покрыта огромным количеством масок. Некоторые родились - родились в Венеции, где карнавал длится полгода, потомственный комик, актер по жизни. Еще один модный костюм, установленный в его эпоху, литературная традиция, воспоминания, написанные в его собственном контексте. В этой традиции (в которой были созданы банкноты и в которой они были восприняты) бывальщина была задом наперед - это для XVIII. Век казался нормой в XIX. Столетия были исключением.

Основные активы авантюриста - его репутация и пожизненное усердие Казана - поддерживали ее. Он сразу же направил свое собственное приключение на интересные истории об обществе («Я провел две недели, катаясь вокруг обеда и ужина, где все хотели услышать подробности моей истории поединка»). С его собственной интерпретацией «романов» он вел себя как произведение искусства, даже не из-за всемогущего барона де Шуазеля, он не хотел сокращать двухчасовую историю о побеге быка Пьомба. Эти истории, написанные частично, публикуются, естественно, культивируются в воспоминаниях, в основном сохраняя интонацию речи, репрезентацию в тех, которые происходят перед слушателем. Казанова сделал «историю моей жизни» в его более поздние годы (1789 - 1798), когда никому не достаточно вспомнить, когда его друг принц де Линь представлял его как брата узнаваемого художника сражений. Казанова не могла вынести мысль о том, что ее потомки не узнали о ней, потому что он хотел заставить себя читать дальше и сделать себя знаменитым. Создав монографию, он выиграл битву против вечности с помощью подхода, который ощущается физически («Мой сосед, вечность, узнал, что, опубликовав эту умеренную работу, я имел честь быть в вашем распоряжении», - писал он, посвящая мою последнюю работу. графу Вальдштейну). Легенда возникла, особенно когда подталкивает воспоминания бывальщины.

Но воссоздавая собственную новую жизнь, которую она на бумаге, Казанова побежала к месту культуры, где уже есть другие законы искусства.

Русское лото адрес
На каком канале разыгрывается лотерея пятерочка
Проверить лотерею 6 из 49 в рб
Что нужно для открытия лотереи
Где указывается номер тиража в жилищной лотереи